Бишкек
weather ночью
знач. изм.
EUR USD 20/11 36.18 0.1937
EUR EUR 20/11 49.58 0.5674
Архив номеров

Архив

Анекдоты

  • В тридевятом царстве, в тридесятом государстве, жила была: прекрасная, независимая, самостоятельная и умная принцесса. Вот однажды, сидела она на берегу живописного пруда в зеленой долине близ своего замка, размышляла о смысле жизни и вдруг, увидала лягушку…
    Лягушка прыгнула ей на колени и сказала: — Милая, добрая девушка … Когда-то, я был прекрасным принцем, но злая колдунья заколдовала меня, превратив в лягушку. Если ты меня поцелуешь, я снова превращусь в принца, и тогда, моя прелесть, я поселюсь в твоем замке, а ты, будешь готовить мне еду, чистить моего коня, стирать мою одежду, растить моих детей и радоваться, что я взял тебя в жены …
    Тем же вечером, легко поужинав лягушачьими ножками с приправами и бокалом белого вина, … принцесса тихонько хмыкнула и подумала: — Ага, щаззз …

  • Читать все

    Партнеры

    Фотогалерея

      • 2017.07.18

    Вопрос - ответ

    Каково административно-территориальное деление Чуйской области?
    Административным центром является город Бишкек. В состав современной Чуйской области входит: 8 районов: Панфиловский … подробнее

    Добавить вопрос

    Имя
    E-mail
    Вопрос:
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить


    Каталог предприятий

      Развернуть список

      • Война, запечатленная на листках школьной тетради

        2015.06.050585

        Фронтовик, – участник Великой Отечественной войны, прошедший с боями всю Европу, каждый день мечтал о том, чтобы закончилась эта проклятая война и на Земле воцарился мир. И этот день Великой Победы настал весной 9 мая 1945 года, когда вовсю бушевала сиреневая кипень.

        С болью в сердце мы говорим и пишем: «Как жаль, что участников Великой Отечественной войны с каждым годом становится все меньше и меньше». К сожалению, это так, а встречаясь с участниками Великой Отечественной войны, я не перестаю удивляться ветеранам, которые, не щадя своей жизни, ковали победу в кровопролитных боях, а в мирной жизни столь немногословны. Нынешнее поколение нуждается в их воспоминаниях, потому что они бесценны. В маленьких эпизодах войны скрыта большая трагедия страны и человеческих судеб.

        В селе Сокулук живет участник Великой Отечественной войны Сардарбек Мамбеталиевич Мамбеталиев 1920 года рождения. Он был удивлен вниманием корреспондента к его скромной персоне.

        – Никто у меня никогда не спрашивал о войне, – сказал он. – Сейчас я ничего не вижу и плохо слышу. Да и память меня подводит. Я предвидел, что такое может случиться, ведь я уже стар, поэтому для детей и внуков оставил кое-какие записи. Может быть, в них Вы найдете то, что хотели бы услышать от меня.

        – Айдай, – обратился Сардарбек Мамбеталиевич к снохе, – принеси мои бумаги…

        Через несколько минут я уже рассматривала содержимое пакета: удостоверения наград, Почетные грамоты и, наконец, стопку бумаг с излохмаченными краями, аккуратно перетянутую резинкой, что очень напоминало старую зачитанную книгу. Каждый листок был исписан мелким почерком. Это фронтовик записывал свои воспоминания уже после войны. Писал на всем, что только попадалось ему под руку – на листах тетради, чистых бухгалтерских бланках и даже на избирательных листах, при этом аккуратно пронумеровывал каждый листок. Эти записи начинаются с 1940 года, когда его призвали в ряды Красной Армии.

        В преддверии 70-летия Великой Победы мы публикуем несколько эпизодов из воспоминаний рядового связиста Сардарбека Мамбеталиева.

         

        «Нас подняли по тревоге…»

        «Я попал в осенний призыв. В сентябре получил повестку, а 31 октября 1940 года принял присягу в Челябинске в 8-ой роте 232 отдельного батальона связи. В ней в основном служили солдаты из Средней Азии и Кавказа. Русский язык мы знали плохо, но среди нас были татары, которые помогали нам. Боевые учения проходили почти ежедневно. Занятия проводились в поле или на стрельбище. Часто выезжали туда на целый день. К обеду подъезжала полевая кухня. Бывали дни, когда личному составу нашей роты выдавался сухой паек. Мы жили в лагерных палатках. Все это делалось для того, чтобы закалить бойцов. Боевая подготовка велась по ускоренной программе. Потом наступила зима. В этом году она была очень суровая. Обмундирование было плохое. У командиров кожаные сапоги и полушубки, а у нас – кирзовые сапоги с портянками да шинель. Выведут нашу роту на учения, а мы стоим, выстроившись в ряд, в руках едва удерживали от холода винтовку. Варежек нет, безрукавки или стеганки надевать под шинель не разрешалось. Мы дождаться не могли, когда дадут команду начать кросс или протяжку телефонного кабеля. Все-таки бегать было лучше, чем стоять в строю. Учебный кабель был нестандартным, состоял из медной изолированной тонкой проволоки и на морозе часто рвался, соединять его на морозе голыми руками было очень трудно. Когда возвращались с учений, приходилось силой отдирать портянки от сапог. Это были трудности зимних условий. А весной, когда начал таять снег, стало еще труднее – приходилось передвигаться по колено в студеной воде и грязи. Не могу пожаловаться на командиров роты и взводов, они нас жалели. Мы все с нетерпением ждали лета. Я все это кратко описал, чтобы было ясно, как трудно было нам, связистам, и как велась боевая подготовка к большим командно-штабным учениям, которые должны были пройти летом. Помню, 22 июня 1941 года, после ужина, дали «отбой», а в 12 часов ночи подняли по тревоге и выстроили на плацу. Радио было включено на всю громкость, мы слушали выступление Вячеслава Михайловича Молотова, который сообщал народу о нападении фашистской Германии на Советский Союз и объявил о начале Отечественной войны. В ту ночь всем было не до сна. Нам выдали сухой паек и привезли на железнодорожную станцию, где уже стояли эшелоны, готовые отправиться на фронт».

         

        «Бессилие и обида»

        «Нам не сказали, куда нас везут, но через четверо суток пути поезд остановился на маленькой станции и буквально сразу же мы вступили в бой с фашистами. Как позже выяснилось, мы вели оборонительные бои за город Калинин. У нас были только винтовки и гранаты, автоматов почти ни у кого не было. Над нами постоянно летали немецкие самолеты-бомбардировщики «Юнкерсы». Их с земли невозможно было поразить винтовками, а они пикировали, бросали бомбы, пуская их цепочкой. Мы под прицельным огнем фашистов обеспечивали связь. Иногда немцы были настолько близко, что мы слышали, как они кричали: «Рус, сдавайсь!». Сколько дней мы держали оборонительные позиции, я не помню: три дня, а может быть, и дольше. Время на войне как будто бы остановилось. Мы сутками не спали и не ели. У солдат не хватало патронов, а у нас телефонных кабелей. Невольно возникало чувство обиды и бессилия. От нашего батальона осталась одна рота. Нас так хорошо обученных на боевых учениях солдат фашисты расстреливали почти в упор, а немецкий истребитель мог гоняться даже за одним солдатом пока не убьет его. Потом мы попали в окружение и с боями прорывались к своим. Не буду кривить душой – было очень страшно. Я все время про себя повторял: «Аллах! Аллах!», и это помогало мне пересилить страх, не смалодушничать и сохранить выдержку. Начало войны было временем мучительного и унизительного отступления, потому что у немцев были танки, самолеты, автоматы, а у нас нет».

         

        «В живых осталось тридцать бойцов»

        «Нам повезло. Мы вышли из окружения, и в составе 27-ой Гвардейской стрелковой дивизии связистом я продолжил воевать. Летом 1942 года нам сказали, что дивизия будет передислоцирована на Украину. В июне нас погрузили в эшелоны и повезли. Через сутки пути, я не знаю названия местности, наш эшелон полностью разбомбили немецкие бомбардировщики. Если есть ад, то я там уже побывал. От бывшей дивизии в живых нас осталось только тридцать человек, в их числе был один старший лейтенант и ефрейтор. Вокруг немцы. Мы побежали в лес; куда идти – не знаем. Карты ни у кого нет. Старший лейтенант приказал одному солдату залезть на дерево и осмотреть местность. Когда он был на вершине дерева, немецкая пуля достала его. Кто он? Как его зовут, мы не знали, не успели познакомиться. Нужно было уходить. Мы выкопали небольшую могилу, похоронили солдата и ушли. Шли, не останавливаясь. Куда? Этого никто не знал. Шли больше по ночам. Старлей ориентировался по звездам. Днем мы прятались в лесу и оврагах. Через несколько дней голодные, измотанные мы вышли к какой-то деревне. Старлей сказал, что это украинская деревня. В ней не было ни одного дома, немцы все сожгли. Людей тоже не было. Мы искали что-нибудь поесть, но еды не нашли. Мы подумали, что если немцы сожгли деревню и людей нет, то сюда они не вернутся и решили хотя бы нормально отдохнуть. Оставили часового и легли спать. Я проснулся от крика: «Рус, штейнауф, хенде хох», открыл глаза и увидел, что нас окружают немецкие автоматчики. Видимо, часовой тоже уснул, и немцы застали нас спящими. Старшего лейтенанта и ефрейтора фашисты расстреляли. Так я попал в плен».

        О том, сколько он пробыл в немецком плену, рассказал сам Сардарбек Мамбеталиев.

        – На войне всякое могло случиться. Те, кто попал в окружение или в плен, не были предателями. Разве виноват тот солдат, которого мы похоронили? Разве он не герой? Может быть, то, о чем я написал, неинтересно, потому что раньше об этом не говорили вслух и не рассказывали школьникам, я же считаю, что люди должны знать правду о войне. Да, совершались подвиги, были герои, но героями были все солдаты, которые, несмотря на трудности, воевали и верили, что победа будет за нами. А в плену я был недолго. Через месяц нас освободили советские войска. Еще в лагере ходили слухи, что военнопленных солдат свои же и расстреляют как изменников Родины, в лучшем случае отправят в штрафной батальон или концлагерь. Мне повезло. Аллах уберег меня от такой участи: поскольку связистов не хватало, я продолжил службу в одной из воинских частей. Воевал до конца войны, был ранен в плечо и комиссован. У меня были боевые награды, но несколько лет назад меня ограбили. Воры забрали медали и ордена, – завершил свой рассказ Сардарбек Мамбеталиевич Мамбеталиев.

        Какие еще воспоминания записал фронтовик, можно узнать из его записей, написанных мелким почерком, которые он бережно хранит в целлофановом пакете.

         

        Нурия ШАГАПОВА.

        Фото автора.

      • распечатать
      • отправить другу
      • Комментарии

        Имя
        E-mail
        Текст
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
        Отправить
        Сбросить