Бишкек
weather ночью
знач. изм.
EUR USD 24/11 36.18 0.1937
EUR EUR 24/11 49.58 0.5674
Архив номеров

Архив

Анекдоты

  • В тридевятом царстве, в тридесятом государстве, жила была: прекрасная, независимая, самостоятельная и умная принцесса. Вот однажды, сидела она на берегу живописного пруда в зеленой долине близ своего замка, размышляла о смысле жизни и вдруг, увидала лягушку…
    Лягушка прыгнула ей на колени и сказала: — Милая, добрая девушка … Когда-то, я был прекрасным принцем, но злая колдунья заколдовала меня, превратив в лягушку. Если ты меня поцелуешь, я снова превращусь в принца, и тогда, моя прелесть, я поселюсь в твоем замке, а ты, будешь готовить мне еду, чистить моего коня, стирать мою одежду, растить моих детей и радоваться, что я взял тебя в жены …
    Тем же вечером, легко поужинав лягушачьими ножками с приправами и бокалом белого вина, … принцесса тихонько хмыкнула и подумала: — Ага, щаззз …

  • Читать все

    Партнеры

    Фотогалерея

      • 2017.07.18

    Вопрос - ответ

    Каково административно-территориальное деление Чуйской области?
    Административным центром является город Бишкек. В состав современной Чуйской области входит: 8 районов: Панфиловский … подробнее

    Добавить вопрос

    Имя
    E-mail
    Вопрос:
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить


    Каталог предприятий

      Развернуть список

      • Детдом: белое и черное

        2016.03.090359Игорь Беляев – выпускник Краснореченской вспомогательной школы-интерната для умственно отсталых детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В 2010 году его, как и других воспитанников этого учреждения, в прямом смысле слова выкинули на улицу. Хотя после выпуска прошло уже более пяти лет, Игорь до сих пор не забыл те времена – недоедание, избиения, принудительные работы, издевательское отношение со стороны воспитателей и много другое... Однако руководство школы-интерната отрицает те факты, о которых рассказывает Игорь, и уверяет, что он все «неправильно понял» или вообще выдумал.

        Когда Игорь учился в третьем классе, его перевели из детского дома, расположенного в городе Токмок, в село Красная речка Ысык-Атинского района. Школа-интернат известна тем, что там воспитываются умственно отсталые дети, и следовательно после окончания учебы получают справку, что ребенок «особенный».
        - Я поступил туда (в Краснореченскую школу-интернат – Прим. ред.) в 2005 году и проучился до 8-го класса. После окончания 8-го класса нас «выпускают» на улицу – кого-то вывозят на дорогу и оставляют, а кого-то бросают на Ошском рынке в столице. Но мне повезло, меня оттуда забрал приемный отец Шаирбек Маматокторов, с которым я познакомился в 2006 году. Благодаря ему я добился многого. Теперь у меня есть возможность помогать детям-сиротам, которые живут в детских домах. Наверное, поэтому я сперва решил помочь школе-интернату, где когда-то вырос и воспитывался сам.
        Когда я там жил, директором была Алла Ильинична Кульбеда, которую так любили хвалить журналисты. Они всегда писали, какая она хорошая, сколько грантов она выиграла и что сделала для детей, и все ею восхищались. Но мне, как воспитаннику школы-интерната, было смешно и грустно слышать такие восхваления.
        Почему-то никто не рассказывал, что нас там били, заставляли работать в домах у сотрудников детдома, на нас беспричинно кричали. Я это всё не придумываю, потому что до сих пор не могу забыть «методы воспитания» Дениса Александровича Волкова, который лупил меня веником. Его за это уволили, а по закону должны были судить, но руководство никуда не стало обращаться.
        Я не возмущался, потому что для воспитателей это означало непослушание. А за непослушание они морально наказывали: выставляли в коридор в одних трусах и кричали, что твоя мама проститутка. Лучше пусть бьют, чем слышать такие слова, думал я тогда.
        А потом, как ни в чем не бывало, забирали нас к себе домой, где мы таскали тюки сена, убирали навоз, работали в огороде, делали ремонт. Я бы слова не сказал, если бы платили за наш труд. Но для воспитателей мы были бесплатной рабочей силой.
        И когда ты приходил уставший и грязный, они ставили тазик с водой, где 15 детей мыли ноги по-очереди. Причем вода не менялась, а возникать нельзя было, иначе – наказание. Чтобы не «марать руки», воспитатели использовали старшеклассников, а те с нами не мелочились. Сами знаете, что в детских домах порядки, как в тюрьмах.
        Даже накормить нормально не могли. Мы постоянно не доедали. Просили добавки небольшой, но повара нам отвечали, что еды не осталось. А вечером мы видим, как они с пакетами идут домой. Иногда у них хватало наглости заставлять нас нести до дома сэкономленные на нас продукты. В пакетах же видно, что лежит. А там были булки хлеба, рис и сахар. Конечно, их наказывали – увольняли. За пять лет, что я там провел, около 50 поваров поменялось! Все они попались на воровстве.
        Но не только повара промышляли воровством. Я видел, как заведующая складом увозила на автомобиле продукты, подарки от спонсоров, предназначенные нам, ковры... И все это делалось, когда директора не было на работе.
        Были смертные случаи во время моей учебы в школе-интернате. В 2008 году Толик Гребнёв должен был выпуститься, но он повесился. Это был суицид, потому что другие дети его до этого довели.
        Когда я приехал в прошлом году в интернат, чтобы узнать, в чем нуждаются дети, я узнал, что еще одни ученик выпускного класса погиб. Его звали Айбек Карымшаков. Весной прошлого года он вышел прогуляться по селу и пропал. Милиция его искала, а позже и забыла про него. Почему я так уверенно говорю, что Айбек погиб? Потому что об этом рассказала мне воспитательница школы-интерната Нурзат Карачалова. Ее за это уволили, а ее дочь, которая воспитывалась в школе, отчислили. Нурзат быстро уехала из Красной речки, потому что ей не давали там жить.
        Не могу промолчать и про инцидент, который произошел с еще одной воспитанницей детдома. Ее зовут Оксана. Когда ей было 16 лет, она вышла замуж за нашего воспитателя Азиза Усубекова, который был старше ее на несколько лет. Мы все знаем, что это произошло «по залету», но руководство упорно твердит, что все было «по любви». У них уже двое детей.
        До Оксаны он предлагал выйти замуж другой воспитаннице, но она ему отказала. Помимо Оксаны у него есть еще одна законная жена, а моя одноклассница была второй женой. Я не передаю чьи-то слова, я сам был свидетелем их «отношений». Азизу даже не пугало, что Оксана была воспитанницей вспомогательной школы, а ведь это могло повлиять на здоровье будущих детей.
        До Шаирбека меня усыновляли, но все это было не из-за доброты. Семье нужен был раб, который выполнял бы всю черную работу. И я не выдержал этого, ушел обратно в интернат, а когда стал жаловаться руководству, мне сказали: «Ой, Игорь, ты все утрируешь».
        Это я потом узнал, что воспитатели всегда помогали своим родственникам усыновлять детей из интерната для хозяйственных работ по дому. А когда приходили хорошие семьи, которые действительно пытались помочь нам, руководство всячески тормозило процесс усыновления или удочерения ребенка.
        Слава Богу, мне больше не доведется увидеть этот кошмар, но я не хочу, чтобы другие воспитанники прошли через все это. Поэтому, несмотря на все обиды, которые мне причинили в детдоме, я все равно помогаю им – нахожу спонсоров, привожу одежду и продукты, обращаю внимание правительства на проблемы в учреждении. И вместо того чтобы поблагодарить меня, воспитатели во главе с руководством называют меня дурачком, который все придумывает, и унижают меня в социальных сетях, угрожают по телефону, обещают подать в суд.
        Наверное, тоже самое считает и министр образования Эльвира Сариева, которая сперва обещала помочь нам, а потом ее помощник перестал отвечать на мои звонки. Но я буду продолжать бороться за права детей-сирот, даже если мне перестанут помогать, – заключил Игорь.
        Факты, рассказанные Игорем, действительно пугающие. Но со слов одного человека невозможно узнать правду, поэтому я направилась в Краснореченскую вспомогательную школу-интернат. Учреждение находится на окраине села и окружено высоким забором. Снаружи комплекс зданий напоминает детскую колонию для несовершеннолетних преступников, но если зайти вовнутрь, то впечатление меняется – интернат похож на закрытую частную школу.
        Когда я туда вошла, то ожидала увидеть, как рассказывал мне Игорь, «особенных» детей, но на меня смотрели вполне нормальные ребята, которые ничем не отличались от здоровых детей. Однако я не врач, чтобы ставить диагноз о «ненормальности», поэтому свое мнение оставляю при себе. Правда, в голове сразу зазвучали слова знакомого адвоката, который когда-то воспитывался в детском доме: «Краснореченской школой-интернатом всегда пугали тех детей, которые не слушались воспитателей. Мол, если будешь себя плохо вести, то отправим туда. И мы боялись, потому что никто не хотел выпускаться со справкой о том, что ты – умственно отсталый. Многие судьбы здоровых детей были сломаны здесь благодаря наказаниям воспитателей».
        Меня встретила одна из преподавательниц учреждения, которая сразу же сообщила о том, что директора Мээрим Мадьяровой нет на месте, но скоро она прибудет. На мой вопрос, можно ли осмотреть школу, она согласилась показать.
        Нужно отметить, что бывший детский садик был построен в 1937 году, несколько раз здесь проводили ремонт, но после распада Советского Союза реконструкции прекратились. Тяжелые времена прошли, и иностранные спонсоры стали помогать интернату: сделали ремонт, установили новую технику, привезли одежду, организовали поездки для воспитанников за рубеж. Так что теперь интернат является самым лучшим среди остальных.
        Но это только «парадная вывеска», а какая «начинка» – мне еще предстояло узнать.
        Так как времени ждать директора у меня не было, я попросила о встрече с заведующей учебной частью Надеждой Михайловной Шапиловой. Вы-слушав версию Игоря, завуч сказала, что все было в точности до наоборот.
        По ее словам, пропавший выпускник Айбек Карымшаков действительно погиб. По версии следствия, мальчик утонул в Большом Чуйском канале, когда его отпустили прогуляться по селу 17 мая прошлого года. А смерть Толика Гребнёва это не суицид, а несчастный случай. Он неудачно «прокатился» на «тарзанке» – запутался и задохнулся.
        Воспитанников не использовали как бесплатную рабочую силу сотрудники интерната в своих целях, потому что это запрещено законом. Да, приходят семьи, которые хотят усыновить или удочерить ребенка, но выпускникам предоставляют жилье и заботу. Приемные семьи, конечно же, знают, что воспитанники с легкой умственной отсталостью, поэтому с ними нужно быть аккуратными и осторожными.
        Таких детей тем более никто не бил. А случаи с Денисом Волковым, который неодно-кратно наносил побои Игорю, – единичные. Волкова сразу же уволили, когда руководство узнало о его методах воспитания.
        Бывшую воспитательницу Нурзат Карачалову уволили не потому, что она рассказала о порядках в интернате «чужакам», а потому, что она была как раз из тех сотрудников, которые использовали воспитанников в качестве бесплатной рабочей силы.
        Касаемо брака между воспитателем и воспитанницей, то все было, оказывается, по любви. Азиз Усубеков – замечательный человек, который не насиловал Оксану. У молодоженов все было по-закону – имеются официальные разрешения от родственников Оксаны и органов опеки. И первенец у Оксаны родился не в 16 лет, как говорят многие, а через год после свадьбы. У него даже имеются все документы, которые могут подтвердить законность брака.
        Выходит, что в школе-интернате все спокойно и прекрасно. А Игорь просто «не так все понял». Тем более не стоит забывать, что он – выпускник вспомогательной школы, а такие дети якобы могут все что угодно придумать. Вот как-то так…
        Где правда, где ложь – не разберешь. Слушая Игоря – веришь ему. Слушая преподавателей – веришь им. Но я попыталась донести две правды, кому верить – пусть решают компетентные органы.

        Алтынай ДЖАЛМАМБЕТОВА.
        Фото автора.

      • распечатать
      • отправить другу

      Ещё по теме:

      • Комментарии

        Имя
        E-mail
        Текст
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
        Отправить
        Сбросить