Бишкек
weather ночью
знач. изм.
EUR USD 21/08 36.18 0.1937
EUR EUR 21/08 49.58 0.5674
Архив номеров

Архив

Анекдоты

  • Дети: — А у моего папы крутой последний Айфон! — А у моего — последний Лексус! — А у моего — вот такая крыса в подвале! Все хором: — Да ты чееее... . ! ?! Покажи! anekdotov.net
  • Читать все

    Партнеры

    Фотогалерея

      • 2018.03.12

    Вопрос - ответ

    Каково административно-территориальное деление Чуйской области?
    Административным центром является город Бишкек. В состав современной Чуйской области входит: 8 районов: Панфиловский … подробнее

    Добавить вопрос

    Имя
    E-mail
    Вопрос:
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить


    Каталог предприятий

      Развернуть список

      • И даже через много лет зажжённый учителем не гаснет свет

        И даже через много лет зажжённый учителем не гаснет свет2019.06.110136 Распахнулся занавес, и на сцену павильона Киргизской ССР на ВДНХ СССР вышла стройная, как тополек, девушка. Сначала она разволновалась так сильно, что заметно дрожали перышки на её национальном головном уборе – топу. Но когда успокоилась – запела. Легко и свободно полетела под купол павильона кыргызская песня «Жаштар ыры». Звуки комузов, словно степной ветер, увлекали её голос за собой. Зал рукоплескал, как только стих последний аккорд в оркестре. Глядя на певицу, сразу можно было понять, что сейчас нет никого счастливее на свете Кулкан Казиевой, студентки Киргизского женского педагогического института.

        Распахнулся занавес, и на сцену павильона Киргизской ССР на ВДНХ СССР вышла стройная, как тополек, девушка. Сначала она разволновалась так сильно, что заметно дрожали перышки на её национальном головном уборе – топу.

        Но когда успокоилась – запела. Легко и свободно полетела под купол павильона кыргызская песня «Жаштар ыры».

        Звуки комузов, словно степной ветер, увлекали её голос за собой.

        Зал рукоплескал, как только стих последний аккорд в оркестре.

        Глядя на певицу, сразу можно было понять, что сейчас нет никого счастливее на свете Кулкан Казиевой, студентки Киргизского женского педагогического института.

        Всемирный фестиваль молодежи и студентов, проходивший в столице великой страны, и встреча с прекрасной Москвой навсегда останутся в её жизни самым ярким, незабываемым событием. Быстро пролетели еще два студенческих года. Кулкан – одна из лучших выпускниц института, комсомольский вожак, получает диплом с квалификацией «учитель русского языка и литературы».

        Вместе со своим верным другом, спутником жизни, молодым историком Жантаем Курмановым они едут в Кантский район. В небольшом селе, что затерялось между ущелья-ми, им предстояло работать в Горно-Серафимовской семилетней школе.

        Дорога к месту тряская. Старый Алымбай как будто нарочно лошадей не погоняет.

        - Знаешь, о чем я сейчас вспомнила? – рассказывает Кулкан Жантаю по дороге к месту назначения. – Когда отец с войны вернулся, мне семь лет исполнилось и, конечно же, лица я его помнить не могла. А когда услышала, как дети на улице крикнули: «Солдат на костылях идет!», выбежала к нему. – Ата, ата, – кричу. Сама не знаю, как угадала. То ли сердце детское по отцовской ласке и руке истосковалось, то ли память подсказала.

        Кулкан вспомнила своего старого учителя. Как согревал замерзшие детские руки своим дыханием, кипятком разводил свекольные чернила. И как в шестом классе впервые увидела учебник русского языка.

        В трудовой книжке К. Казиевой одна запись, именно тогда она и была сделана. С первых дней педагогической деятельности Кулкан стала делать все, чтобы не повторилась для учеников её школьное детство. Жалкое зрелище представляла из себя в те годы Горно-Серафимовская семилетняя школа. Две комнатки в глинобитной мазанке с разноликими и разновозрастными учениками. Ни методических материалов, ни наглядных стендов в школе не было. Учительская работа оказалась совсем другой, нежели представлялось в вузе.

        На свой первый урок она не вошла, а впорхнула – восторженная, одухотворенная.

        Сорок пять минут взахлеб объясняла детям, как прекрасен великий русский язык, цитировала и декламировала строки и стихи тех, кто прославил его. И когда только к концу урока поняла, что ни один из её 12 учеников не знает ни одного слова по-русски, вышла из класса совершенно оглушенная.

        Маленькая, хрупкая Кулкан не отступила, она билась за каждое слово, произнесенное правильно учениками.

        - Знаете, как в русской поговорке: «Капля воды камень точит», так и я своих учеников учила русскому языку, – вспоминает Кулкан Казиева.

        Она не говорит о трудностях в тогдашнем быту: как приходилось в лютый горный мороз и частые дожди за 12 километров добираться пешим ходом из соседнего села на работу и, практически обессилев, идти назад. И хотя дома её понимали и жалели, обязанности жены и снохи Кулкан сама с себя не снимала.

        Не легче стало, когда они с Жантаем переехали в одну комнатку возле школы: здесь появится их первенец Калыс. И в её многочисленных обязанностях появится новая графа – «мать».

        Но молодость, любовь к людям, ученикам, родным творят ещё и не такие чудеса, преодолевая все преграды. Да и кто знает, куда идти, тому Бог дает дорогу. А Кулкан не шла – летела. Не лишенная честолюбия, хотела быть первой, заметной личностью среди учительства района.

        Её уважали и ценили в райотделе народного образования: совсем скоро она стала завучем, а потом и директором своей маленькой школы.

        Как награду с небес приняла Кулкан известие, что принято решение построить новую школу на центральной усадьбе тогдашнего совхоза «Ысык-Ата» в Алмалуу. Что вся ребятня из близлежащих сел будет учиться в ней.

        Тогда она и не представляла себе, что, кроме директорской должности, на неё лягут заботы прораба, завхоза, сторожа, да практически всего, что связано со стройкой. И ни одной копейки доплаты, ни малейшего послабления в педагогической работе. К тому времени у них с Жантаем уже было пятеро детей. В чем душа-то держалась и как ноги носили, ведь разрывалась между школой, стройкой, домом... Работа начиналась с зарей, а заканчивалась глубокой ночью.

        Школу сдали в срок. Таких в те годы в глубинке было мало. Типовое трехэтажное здание, оснащенное, как говорится, по последнему слову техники, было её шестым ребенком. Но вздохнуть свободно Кулкан Казиевне не пришлось: по проекту вместо 700 учащихся, за парты сели полторы тысячи ребят. А это новые трудности и проблемы. А ещё 16-квартирный дом для учителей построила.

        В ту пору повсеместно организовывали пришкольные интернаты для детей чабанов, дополнительные классы для шестилеток. Все эти эксперименты, по сегодняшнему – пилотные проекты, свалились на голову директора.

        Благо, дома было полное взаимопонимание: муж – бывший комсомольский работник, сам в этой школе преподавал историю и географию. Да и дети подросли. Не только хорошо учились, но и на подворье вкалывали по полной программе, являя собой пример для других. Тогда ведь на селе семья руководителя должна была быть безукоризненной.

        Казалось, что жизнь катится по счастливой колее. Награды и похвалы сыпались как из рога изобилия.

        Но однажды с утра Жантай Курманов почувствовал, что ему нездоровится, но не пойти на уроки учителю в ту пору было делом немыслимым. Тем более, жена – директор школы. Что люди скажут?

        Он упал прямо на уроке. Когда его привезли домой, врачебная помощь уже была бесполезна. У 46-летнего Жантая остановилось сердце. «Как теперь жить?...» – билась в слезах Кулкан, ведь даже старшего 18-летнего сына не успели на ноги поставить, а младшему Байышу всего-то 6 лет было.

        Не успела она выплакать горе, как через три месяца в автокатастрофе погибает старший сын Калыс.

        В общем, эта незаживающая рана на сердце Кулкан – женщины и матери – никогда не перестанет кровоточить. Но надо было наступить на эту боль – дети, школа требовали заботы и внимания.

        Днем её окружала школьная круговерть. И, наверное, хорошо, что и ночью-то покоя не было. Как-то сразу повзрослел кроха Байыш, деля с матерью ночные бдения. Тараща сонные глазенки, он упрямо шел с ней проверять, как топят кочегары, не воруют ли уголь... Словом, именно Байыш, этот мальчик-мужчина, стал ей крепкой опорой.

        - С ним, вроде, не так темно и страшно, а трескучий мороз – незаметней, – вспоминает Кулкан.

        В короткие часы досуга Кулкан Казиевна любила читать с младшими детьми письма сына Жаныша, который служил в армии. По-женски хитренькая дочка Толкун, чтобы сделать матери приятное, в десятый-двадцатый раз выразительно читала вслух письма от командования воинской части: «Спасибо Вам, уважаемая Кулкан Казиевна, за то, что вырастили и воспитали хорошего сына, настоящего человека, верного солдата Родины!»

        А ведь, по большому счету, настоящими людьми она сделала столько ребят, сколько прошло через её сердце. Сегодня Кулкан Казиевна помнит их всех по именам, ставших депутатами Жогорку Кенеша, видными юристами, директорами школ, учителями, телеведущими, врачами…

        Чтобы прервать нескончаемое перечисление имен и титулов, я спросила у Кулкан Казиевны о сегодняшней школе, ведь она уже давно на заслуженном отдыхе.

        - Сегодняшние мои воспоминания делятся на два периода. Я ведь всегда думала, что мое поколение учителей пережило трудные времена. Но то, что творилось после парада суверенитетов, не могло присниться и в страшном сне. У учителей – самая низкая зар-плата, они более всего неустроены и обделены вниманием, условия труда становились все хуже и хуже. Обеспеченность учебниками и методической литературой тоже желала лучшего. В общем, все делалось, чтобы молодежь бежала от этой профессии. Под прессингом такого отношения к учительскому труду, естественно, девальвируются идеалы и ценности у подрастающего поколения. Образование перестанет быть кузницей прежде всего нравственности, справедливости, порядочности.

        Правда, последние 7-8 лет ситуация в образовании радует. Не зря, значит, жила, билась, колотилась...

        Своим детям эта уже убеленная сединой 84-летняя мама, если надо, такой урок преподаст, что мало не покажется. А они, в свою очередь, доверяют ей свои тайны и проблемы, советуются. Их осталось у неё трое: Жаныш, Толкун, Байыш. И хотя у всех, как говорится, и в доме достаток, и в голове порядок – мама все равно их лучший друг, советчик и судья. И надо видеть, как трепетно пекутся они о её здоровье и достойной старости. И на какой самый высокий пьедестал они её поставили.

        Сегодня Кулкан Казиева всегда почетный гость школы, организаций Ысык-Атинского айылного аймака и района. А что она думает о ситуации в стране?

        - Я не думаю, я молюсь. Правда-правда, – уверяет Кулкан Казиева, видимо, считывая на моем лице удивление. – Если некоторые люди не понимают друг друга, то пусть Аллах вразумит тех, в ком кипит ненависть. Молюсь за мой Кыргызстан и за его народ, а значит, и за вас, моих детей, внуков, правнуков, друзей, земляков…

        Этими пронзительными словами хочется закончить статью о заслуженном учителе Кыргызской Республики, получившей множество знаков отличия и наград, персональном пенсионере за особые заслуги перед Кыргызской Республикой, замечательной Маме и прекрасном Человеке.

         

        Римма ЯШИНА.

        Фото из семейного архива

        Кулкан КАЗИЕВОЙ.

      • распечатать
      • отправить другу

      Ещё по теме:

      • Комментарии

        Имя
        E-mail
        Текст
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
        Отправить
        Сбросить