Бишкек
weather ночью
знач. изм.
EUR USD 17/09 36.18 0.1937
EUR EUR 17/09 49.58 0.5674
Архив номеров

Архив

Анекдоты

  • Дети: — А у моего папы крутой последний Айфон! — А у моего — последний Лексус! — А у моего — вот такая крыса в подвале! Все хором: — Да ты чееее... . ! ?! Покажи! anekdotov.net
  • Читать все

    Партнеры

    Фотогалерея

      • 2018.03.12

    Вопрос - ответ

    Каково административно-территориальное деление Чуйской области?
    Административным центром является город Бишкек. В состав современной Чуйской области входит: 8 районов: Панфиловский … подробнее

    Добавить вопрос

    Имя
    E-mail
    Вопрос:
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить


    Каталог предприятий

      Развернуть список

      • Кто мутит воду в Маевке?

        Кто мутит воду в Маевке?2019.08.21064Кто мутит воду в Маевке?

        Иногда проблема отдельно взятого села грозит обернуться проблемой всереспубликанского масштаба.

        Улица Южная пригородного села Маевка носит это название по праву. Находится она в самом начале Маевки, ближе всех к Бишкеку. Стучимся в ворота первого попавшегося на пути дома:

        - У вас вода есть?

        - Нету.

        - Давно?

        - Да уж месяца два.

        - Совсем никакой воды нет?

        - Чуть-чуть капает. По ночам. С трудом удаётся полный чайник набрать.

        - А почему так?

        - Понятия не имею. Говорят, какая-то скважина сломалась. Как отремонтируют – должны дать воду. Но когда это будет, никто у нас не знает.

        Другой дом на этой же улице. Воды тоже нет. Хозяин уверяет, что пропала она ещё в мае.

        - А почему пропала, знаете?

        - Не знаю. Соседи говорят, что-то там ремонтируют.

        - Про то, что вода в Маевке оказалась непригодной для питья, слышали?

        - Нет, – у хозяина дома округляются глаза.

        Та же картина – на улицах Карасуйской, Новой, в Новом тупике. В общем, вся южная часть Маевки. Ближе к северу села, особенно в центре, вода есть. Значит, немного преувеличили местные жители, обращавшиеся в нашу редакцию и возмущавшиеся, что ВСЁ село с начала лета сидит без воды.

        Куда вода (главным образом питьевая) подевалась и когда появится вновь – никто из жителей, по крайней мере двух улиц (Южной и Новой) – по крайней мере из тех, с кем удалось поговорить, – не знает.

        Более-менее точной (хотя и далеко не полной) информацией владеет Валерий Кононов. Сначала он оставил комментарий в социальных сетях: «Воды в начале Маевки из водопровода нет, только к трём часам ночи струйка появляется, и то не всегда (второй день нет воды). Есть скважина, но вода ушла, и я привожу воду с работы в 10-литровых бутылках. Это просто ужас... И неизвестно, сколько времени не будет воды. Зато где живёт глава айыл окмоту, вода всегда есть, и с хорошим напором».

        С Валерием мы созвонились. По телефону он развивает свою мысль:

        - Самое ужасное: о том, что случилось с водой, мы узнали только из Интернета. Про этот ядовитый хром. До этого никто нам ничего не говорил. Из крана текла вода, мы её пили – и мы с женой, и дети, и никто не предупреждал, что это опасно. А теперь вода исчезла совсем.

        Если приедете к нам в Маевку, обратите внимание: в центре села, там, где айыл окмоту, воды много. Все автомойки работают. А мы не можем ни попить, ни помыться. Повезло ещё, что у нас дома стиральная машинка старого типа, куда нужно вручную воду заливать и потом её вычерпывать. А представьте, если у кого-то машинка-автомат! Тогда вся стирка только вручную, с максимальной экономией.

        А если бабушка одинокая рядом живёт? У нас по соседству есть такая. Разве она сможет сама себе привезти хотя бы литров тридцать питьевой воды? Про техническую я уже не говорю. Мы с женой на сад-огород рукой махнули. Поливать нечем, пускай уже сохнет…

        Начальство привезло какую-то бурильную установку, вроде собрались новую скважину бурить. Она поработала пару дней – и заглохла.

        Официальная информация (которой не владеет почти никто из опрошенных нами жителей): в питьевой воде, подаваемой в Маевку, санэпидстанция обнаружила очень вредное вещество – шестивалентный хром. Потому и закрыла маевцам доступ к питьевой воде.

        Хром играет важную роль в человеческом организме, обойтись без него невозможно, но, говорят специалисты, хром хрому рознь. Полезный хром – тот, который участвует в белковом и углеводном обмене, – трёхвалентный (валентность – степень окисления). А есть ещё крайне ядовитый, канцерогенный шестивалентный хром. Вот его-то и обнаружили в питьевой воде Маевки.

        В связи с этим всполошились и бишкекчане. Маевка – вот она, совсем рядом. Что если хром оттуда переберётся в столицу?

        Другой повод для паники появился у бишкекчан, когда стало известно, что Маевка подключилась к «Бишкекводоканалу». Стали высказываться предположения, что теперь большая часть столичной воды будет уходить «налево», и самим бишкекчанам питьевой воды не хватит.

        «Надеемся на Бога и арабов»

        Со всем этим стараемся разобраться на месте, в Маевке. В первую очередь – в айыл окмоту. Беседуем с его главой Русланом Алиевым.

        - Вот такая беда у нас приключилась, – разводит руками Руслан Якубович. – Пришла, откуда не ждали. А сейчас, в самую жару, сидеть без воды… Я вполне понимаю наших жителей, которые в газету с жалобами обращаются.

        - А откуда вообще в воде взялся этот самый токсичный хром? Когда это случилось?

        - Случилось ещё в декабре. А как он попал в воду – по-моему, не знает никто. Говорят, «приплыл» из Бишкека, с завода Фрунзе.

        - Но ведь завод уже много лет не работает!

        - Специалисты считают, что хромовое пятно движется со скоростью примерно 200 метров в год. Медленно, но верно. Сначала, по всей видимости, прошло по Бишкеку, потом его обнаружили в селе Пригородное. Теперь добралось и до нас. Дальше пойдёт на север, в сторону Казахстана.

        - И поэтому в Маевке закрыли скважину?

        - Скважины у нас было две. Одна продолжает действовать. А другую, в которой обнаружен шестивалентный хром, закрыли. Мера вынужденная и временная.

        - Но в центре-то воды много. Мне тут советовали на автомойки внимание обратить. Функционируют автомойки, и напор воды хороший. А на юге села люди не могут чаю попить, не говоря уже о чём-то другом…

        - Да владельцы автомоек насосы поставили и качают техническую воду. Это ни затрат, ни усилий особых не требует. Грунтовые воды рядом, Маевка же фактически на болотах стоит. Другое дело, что пить эту воду нельзя ни в коем случае.

        - А почему в начале села вообще никакой воды нет? Даже поливной, технической?

        - Потому что многие люди врезали насосы в водопровод. И по ночам качают оттуда воду, пока давление совсем не упадёт. Соседей без воды оставляют.

        - Вы с ними как-то боретесь?

        - Периодически рейды проводим. Если обнаруживаем – штрафуем хозяина.

        Руслан Якубович Алиев рисует на бумажке схему водоводов. Объясняет, почему вода в достаточном объёме подаётся, например, в центр села, но не доходит до южной окраины. Неспециалисту понять всё это сложновато.

        - Когда увидели, что оставшаяся скважина не справляется, договорились с «Бишкекводоканалом». Часть воды пока получаем оттуда. Терпим серьёзные убытки! Ежемесячно платим 300-350 тысяч сомов. А могли бы эти деньги, например, на ремонт дорог потратить. А когда выяснилось, что для бурения новой скважины потребуется больше шести миллионов – вообще за голову схватились.

        - Но скважину бурить, говорят, всё-таки начали?

        - Начали. С помощью благотворительного фонда «Ас-Салам». Арабы и привезли эту дорогущую установку (насколько я знаю, в нашей стране ей аналогов нет). Машина уже начала бурить. Сейчас дело за цементом: нужен не какой-нибудь, а семисотый, которого в Кыргызстане не найдёшь. Вот-вот должны привезти из Казахстана. Спонсоры обещают к 15 августа всё закончить.

        - А не получится так, что и из новой скважины пойдёт заражённая вода?

        - Не получится. Эта скважина будет глубиной 300 метров. Заражённая хромом вода, как нам объяснили специалисты, находится на глубине 60-70 метров. А мы бурим намного глубже.

        - В срок точно уложитесь? Народ на взводе. Если пообещаете к середине августа управиться, но что-то опять пойдёт не так, – недалеко ведь и до социального взрыва.

        - Очень хорошо это понимаю. Стараемся. Надеемся на Бога и арабов, – не очень весело усмехается глава айыл окмоту.

        Стратегический объект

        Заново бурящаяся скважина – объект не режимный, но стратегический. Зайти за ворота и посмотреть можно, но только в сопровождении начальства. Бурят её по соседству с закрытой как раз в южной части Маевки.

        Тот же волнующий всех вопрос – каким образом в питьевой воде оказалось токсичное вещество? – задаём и председателю СООППВ (сельского общественного объединения пользователей питьевой воды) Молдошу Джуманалиеву.

        Молдош Эркебекович признаётся, что уже порядком устал и от всей этой истории с водой, и от бесконечных разборок с возмущёнными односельчанами, и от объяснений с компетентными органами. Показывает толстую папку – это его переписка со всевозможными инстанциями – от Аламудунской районной санэпидемстанции до Жогорку Кенеша. Председатель СООППВ просит инстанции выяснить наконец, как хром попал в воду и кто конкретно в этом виноват. Потому что кто виноват – тот и должен нести ответственность. Не только моральную, но и материальную.

        Инстанции отписываются: решать, кто должен отвечать за отравленную маевскую воду, – не в их компетенции. И в свою очередь требуют от местного айыл окмоту подробного отчёта: что уже сделано и что делается для того, чтобы как можно скорее дать людям пригодную для питья воду.

        - Всё, что от нас зависит, мы делаем, – говорит М. Джуманалиев. – Я сам здесь живу и точно так же, как все, заинтересован в скорейшем завершении бурильных работ. Торопить арабских спонсоров, как-то давить на них мы, сами понимаете, не можем. Можем только просить… А уж на качество воды ни я, ни глава айыл окмоту повлиять не в состоянии. Это как раз дело санэпидстанции – брать пробы и разрешать или не разрешать…

        - Так откуда всё-таки взялся хром? Я слышала версию, что где-то неподалёку находятся мини-предприятия по обработке шкур крупного рогатого скота. В этом производстве вроде бы как раз применяется вредный хром.

        - Нет. Не те масштабы. Из-за мини-предприятий не могло произойти такой катастрофы. Большинство специалистов склоняется к версии с заводом Фрунзе. Там, говорят, ещё в советское время запрещалось воду пить.

        - Но ведь завода давным-давно нет!

        - Завода нет, но есть мнение, что ядовитые отходы там до сих пор хранятся… В любом случае надо найти того, кто виновен в сложившейся ситуации. Почему мы должны расплачиваться за чьи-то ошибки, за чью-то преступную беспечность? Но виновных найти, как вы видите, не могут. Мы с Алиевым и депутатами недавно письмо президенту написали. Он – послед-няя инстанция. Если и после этого дело с мёртвой точки не сдвинется – я тогда не знаю, что и делать.

        Молдош Эркебекович Джуманалиев рассказывает, как его осаждают местные жители. Грозят митингами, собираются перекрывать дороги. Подозревают его и главу айыл окмоту в каких-то аферах и махинациях. Пытаются договориться по-хорошему: по ночам, дескать, пускайте воду на полную мощность – хоть из какой скважины. Нам уже, дескать, всё равно, отравлена она или нет. Нам бы огород полить и помыться. Пить мы эту воду не будем…

        Председатель СООППВ ни на какие уступки не идёт: не имеет права. И этим наживает себе ещё больше врагов.

        Конкретно по новой скважине: на сегодняшний день пробурили уже 127-130 метров. Почти половину из положенных трёхсот. Рядом лежат абсолютно новые трубы нужного для хорошего напора диаметра. В ближайшие дни должны привезти цемент из Чимкента. Цемент нужен, чтобы заливать прорезанные в трубе окна, чтобы вода с вредными примесями не смешивалась с чистой из глубины.

        - А почему люди пребывают в полном неведении? – спрашиваю Джуманалиева. – Кого ни спросишь, никто не в курсе, что случилось с водой и когда эти тяжёлые времена закончатся.

        - Все в курсе, – недоумевает Молдош Эркебекович. – Всех мы оповещали. Не во всех подробностях, конечно, но в общих чертах рассказали, что и как произошло и что делается для устранения проблемы. Я заметил: наши жители быстро обо всём забывают и идут за информацией к соседям.

        Отсюда – недопонимание. Бывает, позвонит кто-то, спросит. Я ему всё объясняю, он понимает и больше не ругается. А бывает – по десять раз одно и то же растолковываешь, но в итоге чувствуешь, что тебя вообще не слышат.

        - Людей, – замечаю, – тоже понять можно. Они издёрганы, измучены отсутствием воды, неизвестностью. Им очень хочется найти и наказать виноватого…

        - А уж как мне этого хочется!

        Виновных не найдут, назначат крайних?

        Пока ясно одно: жалобы, митинги, акции протеста в виде перекрывания дорог, которыми грозят местные жители, ни к чему не приведут. Подача воды от этого не ускорится, и наказания за натуральную диверсию никто не понесёт. Во всяком случае, не понесут те, кто в ней действительно виновен. Крайних назначить пытаются – и озлобленные сельчане, и инстанции, куда они жалуются на якобы бездействие местных властей.

        На сегодняшний день все проверяющие склоняются к тому, что шестивалентный хром пришёл из Бишкека. Скорее всего – с когда-то мощного промышленного предприятия.

        Но на конкретных виновников проверяющие указать затрудняются. Такая вот парадоксально-идиотская ситуация.

        А хромовое пятно между тем потихоньку, со скоростью 200 метров в год, движется дальше. В сторону Ала-Арчинского айыл окмоту и дальше к Казахстану.

        Ольга НОВГОРОДЦЕВА.

        Ольга Новгородцева
      • распечатать
      • отправить другу

      Ещё по теме:

      • Комментарии

        Имя
        E-mail
        Текст
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
        Отправить
        Сбросить