Бишкек
weather ночью
знач. изм.
EUR USD 20/11 36.18 0.1937
EUR EUR 20/11 49.58 0.5674
Архив номеров

Архив

Анекдоты

  • Дети: — А у моего папы крутой последний Айфон! — А у моего — последний Лексус! — А у моего — вот такая крыса в подвале! Все хором: — Да ты чееее... . ! ?! Покажи! anekdotov.net
  • Читать все

    Партнеры

    Фотогалерея

      • 2018.03.12

    Вопрос - ответ

    Каково административно-территориальное деление Чуйской области?
    Административным центром является город Бишкек. В состав современной Чуйской области входит: 8 районов: Панфиловский … подробнее

    Добавить вопрос

    Имя
    E-mail
    Вопрос:
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить


    Каталог предприятий

      Развернуть список

      • Новопавловская школа: полгода спустя

        Новопавловская школа: полгода спустя2019.10.25077Новопавловская школа: полгода спустя

        Ровно шесть месяцев прошло с тех пор, как в Новопавловском инновационном учебно-воспитательном комплексе-лицее имени Ч. Айтматова сменилось руководство.

        Прежний директор Диляра Кенжаевна Абдуллаева, напомним, ушла после серии скандалов, связанных главным образом с деятельностью попечительского совета. Родители, ежемесячно сдававшие деньги в общественный фонд поддержки школы, вдруг закричали, что не поняли, куда и на что тратятся собираемые деньги. Обвинили директора в коррупции, попутно выяснив, что она «не той» национальности… Ну и пошло-поехало.

        Шумели весной далеко не все родители лицейских учеников. И даже не половина. И даже не четверть. «Революционеров» было всего несколько человек, но они стоили целого легиона. Митинговали в Бишкеке, поднимали народ посредством Интернета, раздавали листовки и интервью. Сейчас, кстати, выясняется, что больше всех почему-то возмущались как раз те отцы-матери, которые по разным причинам были освобождены от сдачи денег в копилку школы.

        Так или иначе, Д. Абдуллаева от занимаемой директорской должности была освобождена. Школа, которой она руководила и которую превратила в практически идеальное учебное заведение, перешла в другие руки.

        Точнее, пошла по рукам.

        Сначала исполняющей обязанности директора назначили Элнуру Музаеву. Педагогическому и родительскому коллективу она не глянулась, и её – опять-таки со скандалом – из школы убрали.

        Потом по приказу Министерства образования в директорское кресло села Самара Умралиева. В начале её директорства нам удалось застать её на рабочем месте и немного поговорить. Самара Кыдырмаевна призналась, что и сама не рада своему назначению. Что чем дальше, тем сильнее понимает: зря согласилась занять эту должность. Выглядела она не хозяйкой школы, а робкой квартиранткой. В директорский кабинет не заходила и вообще, казалось, не знала, куда ей встать, куда присесть и с чего начать свою руководящую работу.

         

        С. Умралиева тоже пробыла директором недолго. На смену ей пришла Мээрим Закирова. Человек не посторонний: много лет проработала в этой школе учителем английского языка.

        Но и ей, честно говоря, не позавидуешь.

        14 октября, понедельник. Первое, что бросается в глаза в момент приближения к зданию школы, – чёткая надпись на стене: «А.У.Е.». Что, интересно, это означает, кроме того, что за полгода в школе появились вандалы?

        «А.У.Е.», согласно статье в Интернете, расшифровывается как «арестантский уклад един» (другой вариант – «арес-тантское уркаганское единство»). Название и девиз некоего неформального объединения подростков, пропагандирующего среди несовершеннолетних воровские (в широком смысле – тюремные) понятия. В Кыргызстане, насколько известно, никакие подобные юношеские объединения в поле зрения милиции не попадали. Будем надеяться, что их нет, кто-то просто неудачно пошутил.

        А кто-то приписал на стене между крупными буквами аббревиатуры маленькие буковки, и получилось слегка искажённое матерное слово…

        Что-то подобное дети пишут на стенах и других школ. Но именно здесь, на здании образцово-показательного лицея, полгода назад этого не было. И некоторых других надписей не было.

        Чего ещё не было? Вот этой огромной мусорной кучи около углярки.

        Не было вот этих проносящихся мимо школьников. В мой прошлый визит со мной здоровались. Теперь дети постороннего взрослого человека как бы не замечают. Не сбили с ног – и на том спасибо. Воспитание стало хуже? Полгода для этого – слишком маленький срок. Может, ученики просто деморализованы, обескуражены непонятной, гнетущей обстановкой, которая здесь с некоторых пор сложилась?

        А в остальном, пожалуй… Впрочем, лучше пообщаться с новым директором.

        В кабинете директора Мээрим Бактыбековны Закировой как раз идёт совещание. Дверь открыта, так что любой проходящий мимо может слово в слово слышать, о чём речь и что там вообще происходит.

        Ожидая директора в «предбаннике», стараюсь не вслушиваться. Всё-таки то, о чём говорят на совещании, не предназначено для посторонних ушей. Но обрывки выступлений волей-неволей в уши лезут.

        Успеваемость лицеистов резко упала…

        Посещаемость – тоже. Всего процентов 50 учеников на занятия ходят. И это – в конце первой четверти…

        Куда-то подевались несколько журналов, и искать их приходится с помощью милиции…

        Чёткого представления о том, куда именно движется школа и как именно надо сейчас работать, у педколлектива нет. Никто ничего не объясняет…

        Школьная администрация в лице завучей отказывается подчиняться директору и как-нибудь с ним сотрудничать. Директору в лицо кидают обвинения: вы, дескать, не умеете руководить и приказы ваши, простите, идиотские…

        Директор, в свою очередь, не принимает и не воспринимает администрацию…

        Школа погрязла в интригах и всякого рода подковёрных игрищах…

        Отхожу от двери и в ожидании конца совещания рассматриваю полки над столом секретаря. Одна стопка бумаг. Наверху – заявление об увольнении по собственному желанию. Другая стопка. Сверху – резюме кандидата на должность учителя русского языка и литературы. Наверное, вакансия есть.

        Резюме полуграмотное. Для учителя русского языка недопустимое! Тем более – для учителя школы такого уровня. Или уровень уже не тот?

        Наконец совещание заканчивается. Мээрим Бактыбековна выходит к журналисту и разводит руками: сами же, дескать, всё слышали.

        - Тяжело вам, наверное, приходится? – спрашиваю директора. – Я бы, пожалуй, не рискнула руководить коллективом, который против меня.

        - Тяжеловато, – соглашается она. – Но ничего, работаем. Администрация, видите, саботирует. Но учителя работают потихоньку. Сейчас ведь главное,  чтобы учебный процесс шёл своим чередом.

        Так и я о том же! Именно это и долж-но стоять во главе угла. Конец октября, не за горами первые каникулы, а учебный год в новопавловском лицее так, по сути, и не начался. Педагоги на взводе, в состоянии, близком к истеричному. Администрация воюет с директором. Разброд и шатание. И всё это со страшной силой бьёт по детям.

        Директор жалуется на «некоторых», которые подливают масло в огонь в социальных сетях, распространяя фотографии и видеоролики о якобы плачевном состоянии дел в лицее после увольнения Д. Абдуллаевой. Выкладывают, дескать, информацию неизвестно какой давности, хотя на самом деле всё не так уж и плохо. Только вчера, говорит директор, родители лицеистов провели в школе и на прилегающей к ней территории грандиозный субботник. Убрали весь мусор, вычистили туалет и спилили опасные ветки деревьев.

        Уходя из школы, уже попрощавшись с Мээрим Бактыбековной, снова прохожу мимо огромной мусорной кучи. А вот и ещё кучка, поменьше. На сто процентов работает теория разбитых окон: стоит кому-нибудь бросить мимо урны конфетный фантик – и через час на этом месте вырастает настоящая свалка мусора. И ещё вспоминается фраза о том, что разруха не в клозетах, а в головах. И что образование и воспитание начинаются, как ни крути, с чистых клозетов.

        В общем, образцово-показательным инновационным лицеем лично я бы это учебное заведение теперь не назвала.

        Школьный туалет рядом с угляркой и этой мусорной кучей, говорит директор, моется каждый день. Возможно, только это не заметно. Этот сортир, объясняет директор, отмыванию, как и ремонту, уже не подлежит. Для школьников начали строить новый – на таком расстоянии от школы, что добегать туда в случае чего детям будет крайне проб-лематично.

        Да и когда его построят?..

        Главное, говорит директор, помня, за что пострадала Диляра Абдуллаева, – в школе нет больше никаких фондов. То есть на днях родители собирались, что-то решали насчёт денег, но директор не в курсе и не собирается ничего этого касаться.

        - А не боитесь, – спрашиваю, – что родители снова наладят сбор денег, а потом на вас же повесят ответственность за их «непрозрачное» использование?

        - Так не будет, – уверенно отвечает М. Закирова.

         

        И снова о фондах…

        2 октября министр образования Каныбек Исаков подписал приказ о запрете школьных поборов. То есть директорам, завучам и учителям отныне запрещено вообще прикасаться к родительским деньгам. Нельзя не только собирать их лично, но и прямо или косвенно участвовать в работе попечительских советов и родительских комитетов при рассмотрении финансовых вопросов.

        Мээрим Бактыбековна Закирова, собственно, так и делает.

        Диляра Кенжаевна Абдуллаева, между прочим, делала то же самое.

        А вы, уважаемые читатели, делайте выводы.

        Недавно один из кыргызстанских образовательных сайтов провёл голосование на тему сбора денег в школах. Итоги интересные: только 27 процентов родителей считают, что образование должно быть полностью бесплатным. 70 процентов деньги сдавать готовы, потому что понимают: государство не способно обеспечить качественное бесплатное образование.

        А раз не способно – какие могут быть строгие запреты? Не проще ли узаконить сооплату – как в учебных, так и в медицинских учреждениях? Разумеется, с поправками относительно малоимущих слоёв населения.

        Впрочем, возмущаются и митингуют почему-то как раз не малоимущие. Поют с чьего-то голоса, подводя под борьбу с коррупцией элементарное желание свести с кем-то личные счёты и сместить кого-то с занимаемой должности.

        Кто-то ещё ждёт, что с уходом преж-него директора и отменой родительских взносов в новопавловской школе наступит процветание? Ну ждите, ждите…

        P.S. 15 октября Сокулукский районный суд восстановил на работе Диляру Абдуллаеву.

         

        Ольга НОВГОРОДЦЕВА.

        Ольга Новгородцева
      • распечатать
      • отправить другу

      Ещё по теме:

      • Комментарии

        Имя
        E-mail
        Текст
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
        Отправить
        Сбросить